КОМУ НУЖЕН ГЕЙ-ПАРАД

Страсти вокруг гей-парада не первый май заставляют всех маяться: и геев, и православных хоругвеносцев, и мэра Москвы, и даже пенсионерку Марью Ивановну из Конькова. Не то чтобы гей-парад очень нужен геям. Вчера специально спросил своих сотрудников из отдела моды – а они самая настоящая референтная группа, – что уважаемые товарищи геи думают по этому поводу.
Выяснилось, ничего. И даже про парад не слышали, поскольку газет не читают, находя их скучными.
Я не унимался и продолжал, а как же интернет – там куда ни плюнь все геев обличают за парад: кто со ссылками на Священное Писание, кто матерными словами.
Даже сами геи геев поносят, дескать, распоясались совсем, противные. Чего вам не хватает?! Вот главное секс-меньшинство страны – Борис Моисеев – на детских утренниках поет, что теперь он «вместе с Геной, он необыкновенный, он самый лучший в мире крокодил». Никто Моисеева в подполье не загоняет, а если так, то требовать еще и гей-парада – полное свинство и неуважение к истории своей страны. Читать дальше в Независимой газете

Майский номер

Оптимисты вроде меня склонны считать, что кризис – это к лучшему. Вроде как финансовые непонятки, – словно программа целебного голодания, – очистят все сферы человеческой жизнедеятельности от всего плохого и ненужного. Майский номер журнала GQ лучшее тому подтверждение. Он несколько тоньше, чем его предок образца 2008 года, но от этого только выиграл, потому что в нем осталось только самое интересное.

Рабочий класс Голливуда: Клайв Оуэн,
Подсели на колеса: специальная автосекция,
Аллах в помощь: история американца, вступившего в «Талибан»,
Жареные, факт: исчерпывающий рассказ о гриле.


А также: Секс с Леонидом Парфеновым, Сейшелы, стиль Хамида Карзая, звездный путь Криса Пайна, 15 мыслей Александра Маслякова, грядущие роли Фриды Пинто.

НУЛЕВЫЕ УШЛИ НАВСЕГДА

Историки считают, что эпоха заканчивается только тогда, когда современники начинают от нее отмежевываться и всячески поносить. Так в конце XV века возникло понятие «Средние века». Его придумали гуманисты, которые полагали, что в Средние века все было плохо, а теперь станет обязательно хорошо. Нечто похожее случилось у нас на рубеже нулевых. Тогда стало очевидно, что «бандитские», или «лихие», 90-е закончились не потому, что завершилось десятилетие в календарном смысле слова. Оно просто перестало быть настоящим. Люди внезапно ощутили, что недремлющий брегет Бога прозвонил новое время. Сейчас мы находимся ровно на таком же водоразделе. Нулевые еще не истекли, но стали прошлым, причем, как водится, проклятым. Читать дальше в Независимой газете.

СМОТРИТЕ, ЗАВИДУЙТЕ, ОЧЕРНЯЙТЕ

Друзья, на сайте GQ мы запустили рубрику street style.

Нереальные жертвы моды среди нас. Даже не думал, что по Москве ходит такое. То есть иногда предсказуемо, но подчас встречаются феерические персонажи. Смотрите, оценивайте, пишите комментарии, а также шлите собственные фотографии фриков, красавцев, пижонов и прочих необычно, но стильно одетых мужчин.

Дело в том, что фотографов - Kemal Tarbа и Александра Усанова - я нашел благодаря объявлению в своем блоге. Еще одного подогнали редакторы сайта. Ребята молодцы. Через пару дней в рубрике появятся профайлы фотографов с их рейтингами. Рейтинг будет рассчитываться так: каждой фотографии уже сейчас Вы можете выставить свою оценку. Это оценка не только персонажа, на ней изображенного, но и фотографа, который разглядел ЧУДО в толпе. Регулярно оценки будут суммироваться и выставляться фотографам. Наиболее звездный - получит славу и деньги. Публикация в GQ и GQ Style гарантирована.

РУСЬ БОЛЬШЕ НИКУДА НЕ НЕСЕТСЯ

«А должно быть, в этой самой Африке теперь жарища – страшное дело!» На мой взгляд, именно эта фраза из чеховского «Дяди Вани» выражает как нельзя лучше хрестоматийную тоску русской жизни, невозможность ничего изменить ни вообще, ни в частности. Жизнь эту остается только принять как факт и успокоиться: «Мы, дядя Ваня, будем жить. Проживем длинный, длинный ряд дней, долгих вечеров; будем терпеливо сносить испытания, какие пошлет нам судьба; будем трудиться для других… а когда наступит наш час, мы покорно умрем... и мы с тобою, дядя, милый дядя, увидим жизнь светлую, прекрасную, изящную, мы обрадуемся и на теперешние наши несчастья оглянемся с умилением, с улыбкой – и отдохнем… Мы отдохнем!» Очевидно, что Соня с милым дядей собирались отдыхать не от непосильных трудов и бурных событий, а совсем наоборот – от той пошлой обыденности, которая похоронила все их амбиции: Сони – как женщины, дяди Вани – как «Шопенгауэра». В их жизни так и не случилось ничего из того, что могло бы в принципе случиться.
Похоже, что Россия вступает как раз в такой период своей истории. Читать дальше в Независимой газете

ЦИВИЛИЗАЦИЯ ФАСТФУДА

Сидел тут в «Турандот» с приятелем. Кто не знает, «Турандот» – это ресторан, над интерьером которого Андрей Делос работал шесть лет. В результате получилась машина времени, переносящая вас прямиком в середину XVIII века, куда-нибудь в Ораниенбаум, Сан-Суси или Версаль: золото, мрамор, хрусталь, росписи и лепнина в стиле шинуазри, или китайщины. И все сделано вручную, обстоятельно, искусственно состарено, покрыто патиной и кракелюрами. Даже свет совсем не кажется электрическим, он какой-то несветлый, пыльный, свечной, отчего эта золоченая табакерка мерцает и дрожит, словно мираж.
Я люблю XVIII век, а после пятого бокала шампанского люблю безоглядно. Поэтому я и сказал приятелю, а хорошо бы вот прямо сейчас оказаться там, в великом столетии. Читать дальше в Независимой газете.

ВАКАНСИЯ

Друзья, журнал GQ ищет волонтера (на испытательный срок) с перспективой работы за гонорар. Некоторые, вроде американца Скотта Шумана, сделали на этом блистательную карьеру.

Нам нужен человек, который бы гулял, ходил в модные места и снимал хорошо/вызыввюще/неординарно одетых мужчин на цифровой фотоаппарат. Условие: предоставить пару-тройку снимков с улицы, из клуба или тусовки. Можно отправить на мой мейл - uskov@gq.ru.

НОВЫЙ МУЖЧИНА

На дне рождения Таты Олейник родилась отличная шутка:

Как называется мужчина, который ждет принцессу на белой кобыле?

- ЗОЛУХ

А можно так: АСОЛ

ТРУДНОСТИ ПЕРЕВОДА

Любит русский человек порассуждать об отсутствии демократии в США, не чувствуя комичности самой ситуации: сидя в клетке, жаловаться на недостаток свободы за ее пределами, дескать, сижу я тут и делаю, что хочу: хочу хожу взад-вперед, хочу лапу сосу. А там, в диком лесу, попробуй так свободно походить: не ровен час – съедят. Русская «свобода» в буквальном смысле слова – свобьство, собьство, особенность, то есть свое собственное, отдельное от других положение. Не случайно в русском «свобода» одного корня с «собственностью» и «особью». Это скорее особый, отличный от других статус, чем нечто принадлежащее всем по праву рождения. Поэтому так милы нашему сердцу всевозможные привилегии. Отсюда нутряная страсть к мигалкам, спецномерам и пропускам, которые должны гарантировать особый статус их счастливого обладателя. Читать дальше в Независимой газете